Поиск


Календарь новостей
«Янв.2022
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      


Суд по убийству Звенигородского уже можно назвать судебным следствием

Суд по убийству Звенигородского уже можно назвать судебным следствием
6 сентября в Кобеляцком районном суде состоялось очередное судебное заседание по рассмотрению дела по обвинению несовершеннолетней жительницы с. Лищиновка Виктории Санжаривець в умышленном убийстве полтавского музыканта и режиссера Сергея Звенигородского.

Журналисты, правозащитники, родные девушки, а также родители погибшего глубоко убеждены в том, что 16-летняя девушка ростом 146 см не могла задушить бывшего афганца коренастого телосложения под 180 см. Именно благодаря прессе дело получило резонанс не только на Полтавщине, но и в Украине . О преступной «смычку» милиции и прокуратуры при фальсификации уголовного дела рассказали практически все полтавские и центральные печатные СМИ, несколько всеукраинских телеканалов.

Кстати, со времени предыдущего судебного заседания 26 мая судья-председательствующий Виктор Голубенко поднялся на ступень выше по карьерной лестнице - 12 июля Высший совет юстиции Украины назначила его заместителем председателя Кобеляцкого районного суда. Следователь «убойного» отдела областной милиции Эдуард Регеда, который непосредственно допрашивал Викторию Санжаривець после ареста, говорят, стал кандидатом юридических наук. Интересно, тема его кандидатской диссертации не касалась методов выдавливания из малолетних подозреваемых признаний в преступлениях, которые они не совершали? Начальник Кобеляцкого РОВД Анатолий Терела переведен на аналогичную должность в Крюковский райотдел Кременчуга. А нового главы Кобеляцкого милиции Николая Подобрий народная молва в отличие от предшественника пока характеризует весьма положительно. Однажды внутренне изменилась и Виктория: ей уже 18-й год, и хотя СИЗО не то место, где девичья краса расцветает, но выражение лица заметно повзрослел, она стала еще красивее.

Вероятно, именно солидарность, настойчивость и последовательность журналистов, общественных активистов в борьбе за правду и справедливость наконец дали результаты. На этом судебном заседании все увидели перелом в ходе дела. Даже хотелось воскликнуть известный афоризм: «Лед тронулся, господа присяжные!" Суд шел в цивилизованных рамках, которые действительно можно было назвать судебным следствием. Судьи В. Голубенко почти нельзя было упрекнуть предвзятости. Прокурор области Андрей Миронов (не при нем чинили расправу над девочкой, потому Миронов недавно возглавляет прокуратуру области) своим распоряжением для участия в этом судебном процессе создал группу государственных обвинителей во главе с прокурором такого же отдела областной прокуратуры Людмилой Деряга. В судебном заседании 6 сентября Л. Деряга действительно продемонстрировала заинтересованность в установлении истины, а не более быстрому запроторюванни в тюрьму невинной девушки-подростка, как это в прошлый раз пыталась сделать ее коллега из той же областной прокуратуры.

Судья объявил результаты повторной комплексной судебной экспертизы одежды В. Санжаривець и С. Звенигородского на наличие текстильных волокон (т.е., были в контакте), предназначенной, как известно, на предыдущем заседании по ходатайству обвинения, в частности и.о. прокурора Кобеляцкого района А. Климанов. Специалисты Харьковского НИИ судебных экспертиз им.Бокариуса вторично подтвердили, что волокон одежды Виктории на одежде Сергея и наоборот НЕ ОБНАРУЖИЛИ, то есть, одежда в контакте не был, что полностью оправдывает Вику.

Объявил председательствующий и справку из СИЗО на его запрос о том, кто из сотрудников милиции посещал ее там за время пребывания (к слову, 11 сентября исполнится год со времени его ареста). Фамилии Александра Власенко, начальника «убойного» отдела областной милиции, который, по словам Виктории, давил на него психологически и физически, заставляя признаться в преступлении, которого она не совершала, в том списке ... нет. Впрочем, девушка, по-прежнему утверждает, что он приходил в изолятор неоднократно и не один. А бумага, говорит народная мудрость, все терпит ...

В материалах досудебного и судебного следствия есть и действительно различные показы Виктории Санжаривець: сначала она якобы сознается в убийстве, затем отказывается и стоит на том (и поныне), что непричастна к преступлению. Людмила Деряга задавала Виктории немало вопросов, чтобы выяснить, каким его показаниям верить, ведь Вика (чего скрывать) во время следствия даже клеветали других лиц. Теперь она это объясняет тем, что была в шоковом состоянии, никому из правоохранителей, которые не занимались поиском настоящего убийцы, а решили с ней сделать козла отпущения, не доверяла и не видела другого выхода, как обманывать (почему милиционерам, которые забыли об офицерской честь, можно врать, а ребенку для своего спасения, ибо других средств она не имеет, - нет? - авт.). Присутствует в зале редактор Гадячского газеты «Свобода слова» Ирма Крат вспомнила случай, когда 13-летней девочкой она с младшей сестрой пошла насобирать дровишек на заброшенную пасеку (дочек воспитывал только отец, с углем было трудно). Но выяснилось, что не такая она уж и заброшена, там хозяйничает некий дядя, который поймал маленьких «воришек», жестоко избил, запер в сарае и заставил писать признания в том, что у него, оказывается, исчезли запчасти со старых машин. Она все еще помнит тот невероятный страх, который пронизывал все детское естество, и желание быстрее вырваться из тисков изувера, которые и направляли мозг работать только в одном направлении: как отвлечь от себя беду. И мозг находил только один выход: соврать. И Ирма писала, что кража якобы совершили малознакомые мальчишки ... Так что говорить о Виктории Санжаривець, по сути, еще подростка, когда в украинских милицейских застенках применяют такие пытки, что крепкие мужчины готовы признаться в убийстве Тутанхамона ли шпионят в пользу Антарктиды ...

К чести Л. Деряги, именно она обратила внимание суда на различия в выводах двух экспертов-психологов, которые анализировали ... одни и те же видеозаписи допросов девочки. Одна психолог утверждала, что Санжаривець дает показания правдиво и свободно, другая же отметила содержательные незавершения, существенный психологическое воздействие, противоречивые модели поведения подозреваемого, в частности, и ориентировочно-установочную поведение девушки. Поэтому Людмила Николаевна заявила ходатайство, которое суд удовлетворил, о вызове в следующее судебное заседание эксперта-психолога Слипец.

По требованию адвоката подсудимой Сергея Колотия была допрошена Кобеляцкий судмедэксперт Александра Ермолова, первым осмотрела труп С. Звенигородского на месте гибели, а потом делала вскрытие тела. Такой дерзостью и высокомерием, с которой она отвечала на вопросы защитника, были удивлены и бывалые. Хотя адвокат пытался выяснить различия и детали для одного - истины, ведь речь о судьбе несовершеннолетней, которая через эти «мелочи» может быть безвинно осужденным на долгие годы. По большому счету, ни на один вопрос по существу и мотивировано А. Ермолова так и не ответила. А вопрос С. Колотия касались существенного несоблюдения требований приказа № 6 Минздрава о методике проведения судмедэкспертизы, абсолютно нереального времени восстановления трупных пятен, указанных в заключении Ермоловой (сочла, что это ошибка), разногласий в описании положения погибшего в момент нахождения и на фото, неподписании заключения СМЭ двумя экспертами полтавского областного бюро СМЭ, которые тоже присутствовали при вскрытии и т.д.. Ермолова заявила, что адвокат - невежда, не разбирающийся в предмете, а она, судмедэксперт высшей категории с 30-летним стажем, не собирается здесь ему просветительские лекции читать. И если написала, что смерть наступила в 2-м часу ночи, то ничего подвергать сомнению ее, местного светила экспертизы, выводы. С. Колотий пытался доказать, что и известные в мире экспертные школы научно обосновывают временную погрешность наступления смерти от 5 до 8 часов, и что даже если руководствоваться методикой Авдеева и др.. о том, что температура тела трупа снижается на 1 градус в час, то и тогда время наступления смерти - 3 часа 30 минут, но никак не 2 часа ночи. Но госпожа Ермолова слушать этого не захотела. Защитник вообще считает, что заключение СМЭ сфальсифицирован под давлением следствия и требует, чтобы прокуратура провела соответствующую проверку.

И еще страшнее и интереснее стало, когда судмедэксперт начала отвечать на вопросы прокурора Л. Деряги. Ермолова не смогла (или не захотела? - Авт.) Объяснить, откуда и когда могли появиться царапины и кровоподтеки на фалангах и суставах рук погибшего, на голени, ссадины на лопатках и ягодицах, за ухом и на лице? Характерны ли эти повреждения для самозащиты? А кто же тогда объяснит, госпожа Ермолова, если не вы, как вы говорите о себе, «опытный эксперт с 30-летним стажем»?

Родители Звенигородского, которые провожали сына в последний путь, говорят, что у него была пробита голова, но в заключении СМЭ об этом - ни слова! Так что, делать эксгумацию?

По словам А. Ермоловой, кровоизлияния в височной части головы свидетельствуют о том, что когда пострадавшего душили, то удерживали (прижимали к земле) голову, ведь в ситуации смертельной угрозы срабатывает инстинкт самосохранения, и человек сопротивляется со страшной силой. Но она не объяснила, или в состоянии девочка-подросток одновременно затягивать резиновую петлю и прижимать голову, ибо у нее же только две руки и не геракловым сила, или это под силу лишь нескольким лицам. А. Ермолова рассказала, что когда человек с силой завязывает узел, веревка или подтяжки (как в этом убийстве) сдирают эпидермис и из рук преступника. Но ей, Ермолаевой, мол, милиционеры не дали провести такое исследование, потому спешили. Также при воспроизведении события судмедэксперт якобы настаивала на том, чтобы использовали резиновые подтяжки, а не веревку, манекен, а не живого статиста (ибо его же можно задушить). Но следователи с полтавской областной милиции спешили и «недоделали» ...

На воспроизведении, утверждает А. Ермолова, петля из подтяжек у Виктории не выходила (ибо каждый человек завязывает петлю только ей присущим способом). Но это Ермолаев не знитило и она (взяла грех на душу, хотя сама имеет детей, - авт.) Подписала заключение, что признание Санжаривець в убийстве соответствуют действительности.

Вот типичный пример того, как фабрикуются уголовные дела, ведь это коллективный труд: следователи вместо искать настоящих убийц немного «нажали» на несовершеннолетнего, пообещав, что как возьмет убийство на себя и расскажет так, как они ее научили, то через два дня отпустят домой ; затем на воспроизведении допустили откровенную «лажу», мол, и так номер пройдет (да и сотни раз проходил!). А первый адвокат подозреваемого по назначению вместо того, чтобы криком кричать милиционерам, что же это они за пародию на воспроизведение делают, промолчала. И так далее: судмедэксперт Ермолова подмахнула, прокуроры Панченко и Климанов, осуществлявших надзор за законностью следствия, «одобрили» обвинительное заключение в суд. А судьи часто говорят, что они доверяют материалам, наработанным следователями, и не подвергают их сомнению, а только смотрят в Уголовном кодексе, от скольких и до скольких лет дать подсудимому ...

Так каждый считает, что он же не самый главный, что его ложь не решающая, а сделка с совестью очень ма-а-аленький. Все спешат, всем некогда вникать, потому что кого в этой стране волнует судьба человека? В результате невиновные люди пополняют тюрьмы, а настоящие преступники разгуливают на свободе. Недавно в одной из телепередач цикла «Деньги» адвокат сказала примечательную вещь: «За последние годы выросло целое поколение милиционеров, которые понятия не имеют, что можно раскрывать преступления иным путем, чем пытками». А журналисты и правозащитники, к сожалению, не могут присутствовать на всех судебных заседаниях, где именем Украины вершится беззаконие ...

Судья В. Голубенко 6 сентября даже смог воскликнуть сакральную фразу: «Да как же прокуратура осуществляла надзор?» На что Людмила Деряга парировала: «Так это же не наш отдел курировал!»

Она также заявила ходатайство о допросе в следующем заседании эксперта-трасолога, чтобы выяснить, блузка и юбка, в которых Виктория была в прошлом году на фестивале «Вйо, Кобеляки!», Были разорваны в стирку после роковой ночи, или после стирки, поскольку Виктория настаивает, что это она уже после ареста попросила мачеху разорвать одежду, потому что так ее научил следователь А. Власенко, которому не хватало «улики» для версии о сексуальных домогательствах со стороны Звенигородского. Хотя, по моему мнению, эксперт на этот вопрос в суде не сможет ответить, не проведя специального исследования ткани под микроскопом.

Родные Сергея Звенигородского, которые в начале судебного разбирательства заявили гражданский иск на взыскание с Виктории Санжаривець и ее отца-опекуна 300 тысяч гривен морального ущерба, обещают в следующем судебном заседании его отозвать, так и им каждый раз очевиднее, что девушка к убийству не причастен. Впервые, когда адвокат С. Колотий очередной раз заявил обоснованное ходатайство об изменении меры пресечения в отношении несовершеннолетнего подсудимого с содержания под стражей на поруки отцу, жена погибшего вместо привычного возражения сказала: «На усмотрение суда». Суд, к сожалению, в очередной раз отказал выпустить девушку на свободу.

Не обошлось и без неприятностей: Виктории во время суда стало плохо. «Скорая помощь» констатировала гипертонический криз.

Следующее слушание дела В. Голубенко назначил на 14 сентября. Такая короткий перерыв между судебными заседаниями впервые. Неужели подействовали жалобы журналистов и общественных активистов?

Надеемся, что совсем скоро В. Санжаривець без наручников выйдет из зала суда после оглашения оправдательного приговора.

Людмила КУЧЕРЕНКО

Опубликовано:7 Сентябрь 21:50, Просмотров:2344
 
В этом разделе:
© 2022 Новости Полтавщины
При использовании материалов обязательно
размещение ссылки на сайт poltava-news.com